/

Оскар Пфистер

Автор: Давид Дамте

Оскар Пфистер (Oskar Pfister, 1873 - 1956) – швейцарский психоаналитик и педагог, лютеранский пастор.

Вехи жизни и творчества

В истории психоаналитического движения заслуги Оскара Пфистера состояли прежде всего в оригинальной разработке им проблем психоаналитической педагогики, а также – в интересующем нас аспекте – в применении им психологических знаний в пастырском душепопечении, в сфере практической теологии. В этом последнем смысле он может считаться основателем получившего значительное распространение в XX столетии «аналитического душепопечения». Пфистер внес существенный вклад в развитие психологии религии своими разработками в области интерпретации религиозной символики и исследованиями развития религиозной личности.

За долгие годы пастырского служения к Пфистеру не раз обращались прихожане с различными проблемами психологического характера, объяснить которые они были не в состоянии. Поначалу Пфистер также не мог понять происходящих с людьми изменений: он просто не располагал соответствующими знаниями для этого. Ситуация изменилась, когда в 1908 году Пфистер познакомился с тогда еще совершенно новым психоаналитическим методом, а потом и с Фрейдом, с которым у него завязались длительные дружеские отношения и многолетняя насыщенная новаторскими идеями переписка. Психоанализ позволил Пфистеру открыть для себя совершенно своеобразный мир бессознательных переживаний, импульсов, вытесненных желаний, комплексов, которые очень часто выступают в роли скрытых мотивов человеческого поведения.

Исследованию этих явлений посвящено его первое фундаментальное психологическое сочинение под названием «Психоаналитический метод». Оно появилось в 1913 году, за несколько лет до выхода в свет «Лекций по введению в психоанализ» Фрейда и стало первым опытом такого рода. Сам Фрейд очень высоко оценил этот труд: психоанализ в нем предстает как строгая научная теория, разрабатывается необходимый понятийный аппарат, включая основанные на анализе многочисленных примеров ключевые понятия бессознательного, подсознательного, сексуальности и т.д. При этом Пфистер часто проявляет самостоятельность и оригинальность мысли. Уже здесь он довольно часто обращается к навязчивым действиям богохульного характера, к навязчивому желанию делать зло другим, к религиозной символике сновидений некоторых невротических личностей. Он пытается объяснить эти явления, применяя к ним психоаналитический метод, обогащая его, но при этом ясно дает понять, что, объясняя отдельные явления, связанные с религиозной проблематикой, психоанализ не может дать объяснение феномена религии в целом. Хотя он может способствовать более ясному пониманию психологической природы символов, установить необходимые аналогии, показать несостоятельность тех или иных подходов в практике религиозного воспитания или в сфере душепопечения, однако этот подход нельзя абсолютизировать. Близкие идеи Пфистер высказывает и в своих более поздних статьях «Психология религии на распутье» и «Первичные чувства как основания высших духовных функций», где он непосредственно переходит к разработке проблем психоаналитической психологии религии.

В двух своих блестящих исследованиях религиозных личностей - в книге «Набожность графа Людвига фон Цинцендорфа» и в статье «Развитие апостола Павла» - он также показывает влияние энергии первичных влечений на становление религиозной личности. В первом из этих сочинений рассматривается жизнь выдающегося религиозного деятеля XVIII столетия, основателя общины гернгутеров графа Цинцендорфа. Пфистер обращает особенное внимание на значение детских сексуальных представлений для последующего развития его идей. Основная идея этого сочинения заключается в том, что не получившие выхода и нормального удовлетворения сексуальные влечения впоследствии переносятся на религиозную почву и, как, по мысли Пфистера это было в случае Цинцендофа, создают основу для ненависти к своему плотскому телу и особо изощренной любви к израненному телу Иисуса, из которого воображение Цинцендорфа создало образ максимально возможного освобождения от всякой телесности. Своим анализом жизни этого религиозного деятеля Пфистер раскрывает перед нами те искажения, которые претерпевают христианские представления, когда они становятся прикрытием для болезненных страхов, а энергия первичных влечений не находит выхода.

Другая важная мысль, которую Пфистер проводит в разных своих сочинениях, - близость христианского учения и психоанализа: оба они призывают человека к любви к ближнему, к самому себе, а также к Богу. Тем самым, подчеркивает Пфистер в «Психоаналитическом методе» и в работе «Аналитическое душепопечение», предлагается верное направление одной из основных человеческих потребностей, то есть потребности в любви. Любовь к самому себе – альтернатива садизму и изощренному аскетизму, любовь к ближнему – жестокости и половым извращениям, а любовь к Богу, неразрывно связанная с верой, помогает человеку обрести опору и надежду, когда он разочарован и чувствует свое бессилие в борьбе с жестокостью и несправедливостью мира.

Идея любви как мощного духовного начала, дающего правильное направление чувствам и энергии человека и укрепляющее его духовное здоровье, является одной из важнейших в системе Пфистера (одна из его заслуг - переосмысление понятия сексуальности, разработанного Фрейдом). Отклонения от этого стержня человеческой жизни приводят к фанатизму и разрушениям, что и доказывают различные примеры из истории христианства, которые мыслитель приводит в своей последней и самой крупной работе «Христианство и страх», вышедшей в 1944 году. Собственно весь проект аналитического душепопечения, который он разрабатывал в своих трудах, основан на исцеляющем воздействии любви на душевное состояние человека. Пфистер приводит немало примеров навязчивого богохульства, причудливых религиозных идей, неестественных форм любви, алкоголизма, клептомании, внезапных приступов гнева, видений и галлюцинаций, показывая, что во многих случаях старые практики, например, исповедь и моральные наставления, оказываются неэффективными, поскольку обращаются к сознанию человека, не учитывая при этом всю сложность подсознательных и бессознательных процессов, которые сопровождают такие состояния. Аналитическое душепопечение прежде всего заинтересовано в прояснении обстоятельств, которые стали причинами душевного недуга. Чтобы понять их, требуется подробный анализ жизни человека, его сновидений, привычек, порядка жизни. Мы стремимся «овладеть» этими скрытыми силами разрушения человеческой личности. Однако аналитическое душепопечение не ограничивается только разысканием причин недуга: одна из его важнейших задач состоит в том, чтобы дать верное направление энергии человеческих влечений. Подверженный духовному недугу человек, который никак не может самостоятельно освободиться от своей тяжкой зависимости или своих внутренних проблем и страдает от этого, заслуживает любви и внимательного отношения к своей проблеме. Пример такого доброго и заботливого пастыря человеческих душ для Пфистера как теолога и христианского мыслителя нам дает Христос. Аналитическое душепопечение, по Пфистеру, должно быть ориентировано на Его идеи и деяния. (За неимением места мы опускаем здесь весьма интересные примеры из работ Пфистера, переведенные нами). Позже схожие мысли будут высказывать известные ученики Юнга (также теологи и психологи) Йозеф Рудин и Виктор Уайт, некоторые их представителей американских школ психологии бессознательного (Биддл и Стерн), а в наше время – Исидор Баумгартнер, Йорг Мюллер и Ойген Древерман.

Заслуги Пфистера очень высоко ценил Фрейд. Конечно, его как атеиста могло только удивлять то, каким образом разработанный им, в общем, медицинский метод смог распространиться на феномены религиозной жизни и тем более ему было довольно трудно себе представить, что психоанализ в скором времени будет активно применяться в практической теологии. Изначально Фрейд и его ближайшие ученики закладывали в основу психоаналитического учения его принципиальную беспартийность в смысле мировоззрения или отношения к какой-либо философской системе. Однако Пфистер переступил эту границу. Он сумел увидеть в психоанализе систему мировоззрения, предвосхитив схожие идеи Фрейда, высказанные им в самом конце его научной деятельности. В своей работе «Психоанализ и мировоззрение» Пфистер утверждает, что никакое, даже самое конкретное знание, не лишено некоторых исходных посылок, то есть общих положений, из которых оно исходит, иначе были бы непонятны критерии отбора материала для исследований, да и сам процесс познания был бы весьма затруднен. Отсюда видно, что и психоанализ, как и всякое другое крупное явление научной мысли, с одной стороны, и как мощная интерпретативная методика, с другой, также имеет мировоззренческие посылки. Позже исследователи с разных сторон охарактеризуют почву, на которой возрос классический (фрейдистский) психоанализ (это и немецкий философский иррационализм, и романтическая традиция, и наследие Ницше), но начало этому положил Пфистер, который был в числе тех, кто, вслед за Фрейдом, решился применить психоанализ к исследованию культурных феноменов и религии, выводя его за рамки сугубо психологических исследований и тем самым прокладывая путь дальнейшему развитию метапсихологии.

Наследие Пфистера недооценено в России. В настоящий момент на русский язык переведена его работа по психоаналитической педагогике («Ошибки родителей») и еще одна из его ранних статей из журнала «Имаго».

Основные сочинения

На немецком языке

1. Pfister O. Analytische Seelsorge. Einführung in die praktische Psychoanalyse für Pfarren und Laien. Göttingen, 1927.

2. Pfister O. Die psychoanalytische Methode. Eine erfahrungswissenschaftlich – systematische Darstellung. 3. Auflage. Leipzig,1924.

3. Pfister O. Das Christentum und die Angst. 2. Auflage. Olten und Freiburg im Breisgau, 1975.

4. Pfister O. Die Entwicklung des Apostels Paulus. Eine religionsgeschichtliche und psychologische Skizze / Imago. Zeitschrift für Anwendung der Psychoanalyse auf die Geisteswissenschaften. – 1919. – Bd. V. – S. 243 – 290.

5. Pfister O. Die Illusion einer Zukunft. Eine freundschaftliche Auseinandersetzung mit Prof. Dr. Sigm. Freud / Imago. Zeitschrift für Anwendung der Psychoanalyse auf die Natur – und Geisteswissenschaften. – 1928. – Bd. XIV. – S. 149 - 184.

6. Pfister O. Die Frömmigkeit des Grafen Ludwig von Zinzendorf. Eine psychoanalytische Studie. 2. Auflage. Leipzig – Wien, 1925.

7. Pfister O. Religiosität und Hysterie. Leipzig – Wien – Zürich, 1928.

8. Pfister O. Die primären Gefühle als Bedingungen der höchsten Geistesfunktionen / Imago. Zeitschrift für Anwendung der Psychoanalyse auf die Geisteswissenschaften. – 1922. – Bd. VIII. – S. 46 – 53.

9. Pfister O. Die Religionspsychologie am Scheidewege / Imago. Zeitschrift für Anwendung der Psychoanalyse auf die Geisteswissenschaften. – 1922. – Bd. VIII. – S. 368 – 400.

10. Pfister O. Die Aufgabe der Wissenschaft vom christlichen Glauben in der Gegenwart. Göttingen, 1923.

11. Pfister O. Religionswissenshaft und Psychoanalyse. Giessen, 1927.

12. Pfister O. Psychoanalyse / Die Religion in Geschichte und Gegenwart: Handwörterbuch für Theologie und Religionswissenschaft. Bd. 4. Tübingen, 1930. – S. 1634 – 1638.

13. Pfister O. Psychoanalyse und Weltanschauung. Leipzig – Wien – Zürich, 1928.