/

Различия

Здесь показаны различия между двумя версиями данной страницы.

Ссылка на это сравнение

Предыдущая версия справа и слева Предыдущая версия
Следующая версия
Предыдущая версия
йозеф_геррес [2016/03/18 13:49]
david_damte [Вехи жизни и творчества]
йозеф_геррес [2016/08/05 14:37] (текущий)
Строка 6: Строка 6:
 ===== Вехи жизни и творчества ===== ===== Вехи жизни и творчества =====
  
-{{ :​pic2.jpg?​200|}}Геррес принадлежал к числу наиболее активных в политическом плане мыслителей-романтиков. Широкую известность получили его призывы к единству немецкой нации, его планы о всеобщем мире (в том числе о примирении христианских конфессий – сочинение «Паломничество в Трир») и о свободе человека,​ почерпнутые им из идей французских просветителей (прежде всего Руссо) и творчески развитые в дальнейшем. Вместе с тем, Геррес,​ как и многие немецкие романтики,​ сохранял живой интерес к глубинам народной жизни, к сказаниям,​ преданиям,​ народным песням и балладам. В этом смысле его сочинения имеют прямое отношение к развитию антропологии и сравнительного исследования народных верований.+{{ :​pic2.jpg?​200|}}Геррес принадлежал к числу наиболее активных в политическом плане мыслителей-романтиков. Широкую известность получили его призывы к единству немецкой нации, его планы о всеобщем мире (в том числео примирении христианских конфессий – сочинение «Паломничество в Трир») и о свободе человека,​ почерпнутые им из трудов французских просветителей (прежде всего Руссо) и творчески развитые в дальнейшем. Вместе с тем, Геррес,​ как и многие немецкие романтики,​ сохранял живой интерес к глубинам народной жизни, к сказаниям,​ преданиям,​ народным песням и балладам. В этом смысле его сочинения имеют прямое отношение к развитию антропологии и сравнительного исследования народных верований.
  
-В последнем аспекте одной из несомненных заслуг Герреса являются его сборники народных немецких песен (1806-1807 гг.), сходные с «Волшебным рогом мальчика» Ахима фон Арнима и Клеменса Брентано – мыслителей-романтиков,​ горячих поклонников немецких древностей. Большой интерес для современного исследователя представляет его «История мифов азиатского мира» (1810 г.) - первая в своем роде работа,​ написанная с теологических позиций (идея о том, что все пророки и основатели религиозных систем действовали по плану, предначертанному единым Богом в целях воспитания и возвышения человеческого рода), но ценная ​именно ​своим богатым фактическим материалом. В этих работах,​ в том числе, проводится идея о сходстве различных мифологических и религиозных систем,​ о единстве их ядра, которая позже станет одной из ключевых в психологических и феноменологических исследованиях религии. Геррес так выражает это сходство:​ "​Как великие формы природы повсюду одни и те же, и одни и те же волны моря, и одни и те же языки пламени,​ и один воздух,​ который ветры гонят во все стороны,​ так и великие стихии мифа повсеместно одни и те же, и именно потому что всходят они на природных стихиях"​ [1: 282 - 283]. +В последнем аспекте одной из несомненных заслуг Герреса являются его сборники народных немецких песен (1806-1807 гг.), сходные с «Волшебным рогом мальчика» Ахима фон Арнима и Клеменса Брентано – мыслителей-романтиков,​ горячих поклонников немецких древностей. Большой интерес для современного исследователя представляет его «История мифов азиатского мира» (1810 г.) - первая в своем роде работа,​ написанная ​хотя и с теологических позиций (идея о том, что все пророки и основатели религиозных систем действовали по плану, предначертанному единым Богом в целях воспитания и возвышения человеческого рода), но ценная своим богатым фактическим материалом. В этих работах,​ в том числе, проводится идея о сходстве различных мифологических и религиозных систем,​ о единстве их ядра, которая позже станет одной из ключевых в психологических и феноменологических исследованиях религии. Геррес так выражает это сходство:​ "​Как великие формы природы повсюду одни и те же, и одни и те же волны моря, и одни и те же языки пламени,​ и один воздух,​ который ветры гонят во все стороны,​ так и великие стихии мифа повсеместно одни и те же, и именно потому что всходят они на природных стихиях"​ [1: 282 - 283]. 
  
-В этом ​предложении заключено несколько значимых моментов. Во-первых,​ идея внутреннего единства природы (мира) и мифа, которые сходятся в человеке,​ преломляясь сквозь призму его индивидуальности. С другой стороны,​ мифологические системы не случайно уподобляются явлениям природы:​ первые также естественны,​ как и вторые. Самое же главное,​ что хотел сказать Геррес,​ - это единство всех религий как следствие единства их источника,​ который сроден человеческому естеству,​ но, как поясняет мыслитель далее, является сверхъестественным (и, стало быть, может найти себя, воплотиться в человеческом духе): "​вся религия в ее генезисе - это одно растение. Бог посадил его, питал его светом небесным и влагой земною,​ и оно радостно цветет,​ во все времена,​ и одна в нем жизнь , разлившаяся по всем его членам,​ и все же всякий раз, как виноградная лоза, она в своем месте и в свое время дает совсем иное вино, по-своему пылкое,​ горячее"​ [1: 284]. Далее в духе индологических исканий своего времени Геррес подчеркивает необходимость пристального исследования наследия индийской цивилизации,​ в которой можно обнаружить истоки всех других мифологических и религиозных систем. В работе "​Немецкие народные книги"​ Геррес обращается к богатейшей сокровищнице устных народных преданий,​ которые уже стали предметом самого пристального внимания в замечательных трудах Якоба и Вильгельма Гримма. Геррес полагает,​ что именно в этих преданиях,​ рожденных в первозданной гармонии человека и природы,​ следует искать следы истинно духа нации (еще одна идея философов-романтиков) и языка и что в своей первозданности и некоторой грубости они вовсе не так малозначительны,​ как то полагали раньше [1: 277, 280, 299]. +В приведенной цитате ​заключено ​сразу ​несколько значимых моментов. Во-первых,​ идея внутреннего единства природы (мира) и мифа, которые сходятся в человеке,​ преломляясь сквозь призму его индивидуальности. С другой стороны,​ мифологические системы не случайно уподобляются явлениям природы:​ первые также естественны,​ как и вторые. Самое же главное,​ что хотел сказать Геррес,​ - это единство всех религий как следствие единства их источника,​ который сроден человеческому естеству,​ но, как поясняет мыслитель далее, является сверхъестественным (и, стало быть, может найти себя, воплотиться в человеческом духе): "​вся религия в ее генезисе - это одно растение. Бог посадил его, питал его светом небесным и влагой земною,​ и оно радостно цветет,​ во все времена,​ и одна в нем жизнь , разлившаяся по всем его членам,​ и все же всякий раз, как виноградная лоза, она в своем месте и в свое время дает совсем иное вино, по-своему пылкое,​ горячее"​ [1: 284]. В духе индологических исканий своего времени Геррес подчеркивает необходимость пристального исследования наследия индийской цивилизации,​ в которой можно обнаружить истоки всех других мифологических и религиозных систем. В работе "​Немецкие народные книги"​ Геррес обращается к богатейшей сокровищнице устных народных преданий,​ которые уже стали предметом самого пристального внимания в замечательных трудах Якоба и Вильгельма Гримма. Геррес полагает,​ что именно в этих преданиях,​ рожденных в первозданной гармонии человека и природы,​ следует искать следы истинно духа нации (еще одна идея философов-романтиков) и языка и что в своей первозданности и некоторой грубости они вовсе не так малозначительны,​ как то полагали раньше [1: 277, 280, 299]. 
    
-В более позднее время, когда Геррес стал профессором Мюнхенского университета (1827 г.), вокруг него сформировался кружок единомышленников (христианско-консервативный кружок),​ в который,​ среди прочих,​ входили известный церковный историк Игнац Деллингер,​ теолог Адам Мёлер, философ Франц фон Баадер и который посещали французские мыслители и публицисты Монталамбер и Ламенне. В 20-е годы Геррес все больше начинает интересоваться историей христианской мистики и пишет ряд превосходных работ по этому вопросу,​ которые (как и работы по церковной истории и истории догматов упомянутого Деллингера) не утратили своего значения до сих пор. Он завершил свои исследования публикацией 4-томного труда «Христианская мистика», выходившего с 1836 по 1842 годыЗдесь он ввел свое разделение мистики на божественную (приводит человека к общению с Богом),​ естественную (ее сфера самая большая) и дьявольскую+В более позднее время, когда Геррес стал профессором Мюнхенского университета (1827 г.), вокруг него сформировался кружок единомышленников (христианско-консервативный кружок),​ в который,​ среди прочих,​ входили известный церковный историк Игнац Деллингер,​ теолог Адам Мёллер, философ Франц фон Баадер и который посещали французские мыслители и публицисты Монталамбер и Ламенне. В 20-е годы Геррес все больше начинает интересоваться историей христианской мистики и пишет ряд превосходных работ по этому вопросу,​ которые (как и работы по церковной истории и истории догматов упомянутого Деллингера) не утратили своего значения до сих пор. Он завершил свои исследования публикацией 4-томного труда «Христианская мистика» ​(1836 1842 гг.), где ввел свое разделение мистики на божественную (приводит человека к общению с Богом),​ естественную (ее сфера самая большая) и дьявольскую.
- +
-На русском языке нам не удалось обнаружить сколь-нибудь значительного исследования трудов Герреса. Переводы фрагментов важнейших из его сочинений дают общую картину его мысли и могут быть признаны весьма полезными для исследователей-религиоведов.+
  
 +На русском языке нам не удалось обнаружить сколь-нибудь значительного исследования трудов Герреса. Переводы фрагментов важнейших из его сочинений дают общую картину его мысли и могут быть весьма полезны для исследователей-религиоведов.
 ===== Основные сочинения ===== ===== Основные сочинения =====