/

Различия

Здесь показаны различия между двумя версиями данной страницы.

Ссылка на это сравнение

Предыдущая версия справа и слева Предыдущая версия
карл_абрахам [2016/08/05 14:37]
127.0.0.1 внешнее изменение
карл_абрахам [2018/08/23 18:53] (текущий)
david_damte [Вехи жизни и творчества]
Строка 6: Строка 6:
 ===== Вехи жизни и творчества ===== ===== Вехи жизни и творчества =====
  
-{{ :​karl_abraham.jpg?​nolink&​200|}}Наряду с Зигмундом Фрейдом,​ верным последователем которого он оставался на протяжении всей своей научной карьеры,​ Абрахам считается автором психоаналитической теории ступеней развития личности,​ ставшей одним из краеугольных камней психологии бессознательного в ее дальнейшем развитии. Оригинальный вклад Абрахама в психоанализ определяется также его исследованиями по истерии,​ меланхолии,​ депрессивным состояниям. Существенную роль Абрахам сыграл и в развитии ​русского ​психоаналитического движения. Одним из лучших его учеников был М. В. Вульф – замечательный русский психолог,​ переводчик многих работ З. Фрейда (основатель психоанализа ценил его заслуги очень высоко). В 1920-х гг. М.В. Вульф и И.Д. Ермаков осуществили целый ряд изданий по психоанализу (в рамках серии "​Психологическая и психоаналитическая библиотека"​),​ которые стали классикой русской переводной психологической литературы;​ вместе с этими книгами в отечественный научный оборот вошло большое количество психоаналитических терминов,​ используемых до сих пор, в том числе, имеющих непосредственное отношение к анализу культуры и религии. ​+{{ :​karl_abraham.jpg?​nolink&​200|}}Наряду с Зигмундом Фрейдом,​ верным последователем которого он оставался на протяжении всей своей научной карьеры,​ Абрахам считается автором психоаналитической теории ступеней развития личности,​ ставшей одним из краеугольных камней психологии бессознательного в ее дальнейшем развитии. Оригинальный вклад Абрахама в психоанализ определяется также его исследованиями по истерии,​ меланхолии,​ депрессивным состояниям. Существенную роль Абрахам сыграл и в развитии психоаналитического движения ​в России. Одним из лучших его учеников был М. В. Вульф – замечательный русский психолог,​ переводчик многих работ З. Фрейда (основатель психоанализа ​оценивал его заслуги очень высоко). В 1920-х гг. М.В. Вульф и И.Д. Ермаков осуществили целый ряд изданий по психоанализу (в рамках серии "​Психологическая и психоаналитическая библиотека"​),​ которые стали классикой русской переводной психологической литературы;​ вместе с этими книгами в отечественный научный оборот вошло большое количество психоаналитических терминов,​ используемых до сих пор, в том числе, имеющих непосредственное отношение к анализу культуры и религии. ​
  
-Основное религиоведческое сочинение Абрахама – работа «Сновидение и миф. Очерк по психологии народов» - вышло в 1909 году и вызвало большой интерес в научных кругах. По сути, она является ​первым исследованием, посвященным психоаналитической интерпретации мифа. В ней Абрахам последовательно разрабатывает подход Фрейда к интерпретации символики и подробно исследует вопрос о сходстве сновидения и мифа. С точки зрения Фрейда,​ к которому в этом присоединяется Абрахам,​ миф имеет отношение к детству человека (онтогенез) и ранним этапам истории человечества (филогенез) и представляет собой результат вполне понятного человеческого стремления к исполнению желания. В этом близость мифа и сновидения,​ которое,​ как показывает Фрейд в «Толковании сновидений»,​ есть скрытое исполнение желаний. Миф, как и сновидение,​ по Абрахаму,​ нуждается в истолковании,​ ведь за его внешним содержанием – так же,  как и за явным содержанием сновидения,​ - стоит то, что не высказано прямо, то есть некоторые вытесненные мысли. Чаще всего они касаются источника мифа или сновидения,​ а именно - человеческих желаний и конфликтов,​ идущих из детства,​ чаще всего непристойных или асоциальных,​ а потому вытесненных,​ прошедших символическую переработку и подвергшихся слиянию,​ сгущению,​ смещению,​ расщеплению и перенесению. Они маскируют истинные источники мифа, которые лежат в области человеческих желаний,​ присущих людям и поразительно схожих между собой. ​+Основное религиоведческое сочинение Абрахама – работа «Сновидение и миф. Очерк по психологии народов» - вышло в 1909 году и вызвало большой интерес в научных кругах. По сути, ​это первое исследование,​ посвященное психоаналитической интерпретации мифа. В своем труде Абрахам последовательно разрабатывает подход Фрейда к интерпретации символики и подробно исследует вопрос о сходстве сновидения и мифа. С точки зрения Фрейда,​ к которому в этом присоединяется Абрахам,​ миф имеет отношение к детству человека (онтогенез) и ранним этапам истории человечества (филогенез) и представляет собой результат вполне понятного человеческого стремления к исполнению желания. В этом близость мифа и сновидения,​ которое,​ как показывает Фрейд в «Толковании сновидений»,​ есть скрытое исполнение желаний. Миф, как и сновидение,​ по Абрахаму,​ нуждается в истолковании,​ ведь за его внешним содержанием – так же,  как и за явным содержанием сновидения,​ - стоит то, что не высказано прямо, то есть некоторые вытесненные мысли. Чаще всего они касаются источника мифа или сновидения,​ а именно - человеческих желаний и конфликтов,​ идущих из детства,​ чаще всего непристойных или асоциальных,​ а потому вытесненных,​ прошедших символическую переработку и подвергшихся слиянию,​ сгущению,​ смещению,​ расщеплению и перенесению. Они маскируют истинные источники мифа, которые лежат в области человеческих желаний,​ присущих людям и поразительно схожих между собой. ​
  
 Сходства,​ существующие между сном и мифом, позволили Абрахаму сделать вывод о том, что миф является остатком духовной жизни «детства» народа,​ несет на себе отпечаток его архаических желаний и представлений;​ он так же, как сновидение,​ отражает глубинные желания отдельного человека. Вывод Абрахама:​ «миф есть сохранившийся отрывок детской духовной жизни народа,​ а сновидение – миф индивидуума» [1: 110 – 111]. Поскольку,​ как говорит Абрахам и спустя совсем немного времени скажет Отто Ранк, «именно бессознательные,​ отодвинутые представления оказывают сильнейшее влияние на воображение» [1: 31], то становится понятно,​ в чем, с точки зрения психоаналитика,​ причина сходства мифологических сюжетов и символики у разных народов. Дело в том, что бессознательные движения человеческой души, лежащие ​ в основании мифотворчества,​ более или менее одинаковы у всех людей. Их роль в человеческом творчестве оказывается даже более существенной,​ чем роль сознания. Сходства,​ существующие между сном и мифом, позволили Абрахаму сделать вывод о том, что миф является остатком духовной жизни «детства» народа,​ несет на себе отпечаток его архаических желаний и представлений;​ он так же, как сновидение,​ отражает глубинные желания отдельного человека. Вывод Абрахама:​ «миф есть сохранившийся отрывок детской духовной жизни народа,​ а сновидение – миф индивидуума» [1: 110 – 111]. Поскольку,​ как говорит Абрахам и спустя совсем немного времени скажет Отто Ранк, «именно бессознательные,​ отодвинутые представления оказывают сильнейшее влияние на воображение» [1: 31], то становится понятно,​ в чем, с точки зрения психоаналитика,​ причина сходства мифологических сюжетов и символики у разных народов. Дело в том, что бессознательные движения человеческой души, лежащие ​ в основании мифотворчества,​ более или менее одинаковы у всех людей. Их роль в человеческом творчестве оказывается даже более существенной,​ чем роль сознания.
  
-Эти представления о мифе и заложенной в нем глубокой психологической истине позже становятся фундаментом для развития (психоаналитической) психологической герменевтики. На волне критической рефлексии по отношению к этому подходу появляются сочинения таких классиков современной философской мысли, как Г. Г. Гадамер и П. Рикер. Последний посвятил немало труда исследованию психоаналитического подхода и в своей книге «Конфликт интерпретаций» подробно рассмотрел регрессивную направленность аналитической интерпретации,​ ориентированной на детство человека,​ из которого исходят многие конфликты и скрытые мысли, или на детство человечества,​ между которыми уже Фрейд попытался провести психологическую аналогию (онтогенез – филогенез). В этом случае интерпретация ведется от современного состояния к архаичному,​ инфантильному,​ в тексте обнаруживаются символы,​ отсылающие нас к детству человека,​ к прошедшему,​ к утраченным истокам. Фрейдистская интерпретация призвана восполнить лакуны в тексте,​ восстановить его вытесненное и скрытое содержание. ​+Эти представления о мифе и заложенной в нем глубокой психологической истине позже становятся фундаментом для развития (психоаналитической) психологической герменевтики. На волне критической рефлексии по отношению к этому подходу появляются сочинения таких классиков современной философской мысли, как Г.Г. Гадамер и П. Рикер. Последний посвятил немало труда исследованию психоаналитического подхода и в своей книге «Конфликт интерпретаций» подробно рассмотрел регрессивную направленность аналитической интерпретации,​ ориентированной на детство человека,​ из которого исходят многие конфликты и скрытые мысли, или на детство человечества,​ между которыми уже Фрейд попытался провести психологическую аналогию (онтогенез – филогенез). В этом случае интерпретация ведется от современного состояния к архаичному,​ инфантильному,​ в тексте обнаруживаются символы,​ отсылающие нас к детству человека,​ к прошедшему,​ к утраченным истокам. Фрейдистская интерпретация призвана восполнить лакуны в тексте,​ восстановить его вытесненное и скрытое содержание. ​
  
 Иными словами,​ перед аналитиком стоит задача довести до сознания человека то, что до этого было от него скрыто. Такая регрессивная направленность движения,​ по мысли Рикера,​ отличает психоаналитическую герменевтику от феноменологической герменевтики,​ основы которой заложены в трудах Гегеля и в которой значение отдельных моментов прошлого раскрывается в ходе дальнейшего развития (прогрессия). Фрейдистская интерпретация исходит из представления о том, что при создании того или иного культурного образа были задействованы определенные энергии влечений. Однако она не затрагивает новизну его содержания,​ она всегда говорит о повторении,​ о сходстве основных влечений,​ находящих свое выражение в культурном образе,​ у людей разных эпох. В этом, по мнению философа,​ заключается ее ограниченность. Ее заметил не только Рикер. Современные исследователи,​ такие как Бухер или Древерман,​ в своих исследованиях стараются придерживаться подхода,​ который сочетает элементы различных направлений психологии бессознательного,​ то есть не ограничивается каким-либо одним теоретическим подходом. Все это в совокупности ставит перед современными исследователями – гуманитариями новые проблемы,​ находящиеся на стыке религиоведения,​ герменевтики,​ а также затрагивающих определенные разделы философского знания. Иными словами,​ перед аналитиком стоит задача довести до сознания человека то, что до этого было от него скрыто. Такая регрессивная направленность движения,​ по мысли Рикера,​ отличает психоаналитическую герменевтику от феноменологической герменевтики,​ основы которой заложены в трудах Гегеля и в которой значение отдельных моментов прошлого раскрывается в ходе дальнейшего развития (прогрессия). Фрейдистская интерпретация исходит из представления о том, что при создании того или иного культурного образа были задействованы определенные энергии влечений. Однако она не затрагивает новизну его содержания,​ она всегда говорит о повторении,​ о сходстве основных влечений,​ находящих свое выражение в культурном образе,​ у людей разных эпох. В этом, по мнению философа,​ заключается ее ограниченность. Ее заметил не только Рикер. Современные исследователи,​ такие как Бухер или Древерман,​ в своих исследованиях стараются придерживаться подхода,​ который сочетает элементы различных направлений психологии бессознательного,​ то есть не ограничивается каким-либо одним теоретическим подходом. Все это в совокупности ставит перед современными исследователями – гуманитариями новые проблемы,​ находящиеся на стыке религиоведения,​ герменевтики,​ а также затрагивающих определенные разделы философского знания.