/

Различия

Здесь показаны различия между двумя версиями данной страницы.

Ссылка на это сравнение

Предыдущая версия справа и слева Предыдущая версия
карл_мюллер-брауншвейг [2016/08/05 14:37]
127.0.0.1 внешнее изменение
карл_мюллер-брауншвейг [2018/08/23 18:57] (текущий)
david_damte [Вехи жизни и творчества]
Строка 9: Строка 9:
 {{ :​gesch_mb.jpg?​200|}}В историю психоаналитического движения вошел своими трудами по раннему периоду развития человеческой личности и формированию у ребенка объектных отношений. В психологии религии его значение определяется главным образом трудами по вопросам отношения психоанализа к религии,​ а также разработкой мировоззренческих аспектов психоанализа. ​ {{ :​gesch_mb.jpg?​200|}}В историю психоаналитического движения вошел своими трудами по раннему периоду развития человеческой личности и формированию у ребенка объектных отношений. В психологии религии его значение определяется главным образом трудами по вопросам отношения психоанализа к религии,​ а также разработкой мировоззренческих аспектов психоанализа. ​
  
-Следуя за Оскаром Пфистером,​ труды которого в 1910-е-1920-е годы набирают все большую популярность,​ Мюллер-Брауншвейг также обращает наше внимание на теоретические аспекты,​ свидетельствующие о внутреннем сходстве поздней психоаналитической теории Фрейда и некоторых христианских представлений. К их числу Мюллер – Брауншвейг относит прежде всего дуализм и борьбу между влечением к жизни и влечением к смерти,​ а также главенствующее положение,​ которое занимает инстанция Оно в психической системе индивида. Именно в бессознательном лежат истоки созидательного человеческого творчества,​ а, с другой стороны,​ из него же исходят разрушительные силы, порождающие внутренние конфликты и раскол человека. Таким образом,​ роль бессознательного в жизни человека очень велика. Однако последнее не означает,​ что человек является марионеткой,​ полностью подчиненной власти бессознательного. По мысли Мюллера - Брауншвейга,​ значение психоанализа в том, что, давая человеку возможность ближе подойти к самому себе и увидеть бессознательные глубины своей души, психоаналитическое учение тем самым освобождает его, давая ему в руки мощное оружие – знание о тех опасностях и недугах,​ которые могут его подстерегать и о которых он ранее, возможно,​ даже не догадывался [1: 60 – 63]. С другой стороны,​ Мюллер – Брауншвейг показывает практические основания сближения психоанализа и теологии в той ее части, которая называется душепопечением. И здесь его позиция в целом схожа с точкой зрения Оскара Пфистера. Знания,​ полученные в ходе психоаналитических исследований,​ подчеркивает Мюллер - Брауншвейг,​ необходимы для правильного понимания внутренних (бессознательных) источников психических конфликтов и могут быть с успехом использованы духовником в работе с прихожанами,​ обращающимися к нему со своими душевными проблемами+Следуя за Оскаром Пфистером,​ труды которого в 1910-е-1920-е годы набирают все большую популярность,​ Мюллер-Брауншвейг также обращает наше внимание на теоретические аспекты,​ свидетельствующие о внутреннем сходстве поздней психоаналитической теории Фрейда и некоторых христианских представлений. К их числу Мюллер – Брауншвейг относит прежде всего дуализм и борьбу между влечением к жизни и влечением к смерти,​ а также главенствующее положение,​ которое занимает инстанция Оно в психической системе индивида. Именно в бессознательном лежат истоки созидательного человеческого творчества,​ а, с другой стороны,​ из него же исходят разрушительные силы, порождающие внутренние конфликты и раскол человека. ​
  
-Однако на пути сотрудничества психоанализа и теологии Мюллер-Брауншвейг обнаруживает целый ряд трудностей. У них совершенно разные источники:​ если теологическое знание имеет в качестве своего основного источника чувство,​ переживание человека,​ личностное начало,​ то психоанализ,​ будучи,​ по своему существу,​ естественной наукой,​ ищет каузальные связи и закономерности психологического развития человека. Трудность чисто практического свойства ​Мюллер-Брауншвейг ​усматривает в вопросе об образовании священнослужителя,​ который,​ вместе с тем, должен быть грамотным аналитиком. Он справедливо отмечает,​ что эта идея не может быть в большом масштабе воплощена в жизнь, поскольку для этого потребовалось бы, чтобы священник получил основательную психоаналитическую подготовку. Во многих случаях это оказывается крайне сложной задачей [1: 67]. При этом, однако,​ ничто не мешает духовному пастырю использовать в своей работе знания,​ полученные в ходе психоаналитических исследований. В дальнейшем (уже во второй половине XX века) конкретной разработкой этих вопросов будут заниматься Йозеф Рудин, Виктор Уайт, а в наше время – Ойген Древерман. ​+Роль бессознательного в жизни человека очень велика. Однако это не означает,​ что человек является марионеткой,​ полностью подчиненной власти бессознательного. По мысли Мюллера - Брауншвейга,​ значение психоанализа в том, что, давая человеку возможность ближе подойти к самому себе и увидеть бессознательные глубины своей души, психоаналитическое учение тем самым освобождает его, давая ему в руки мощное оружие – знание о тех опасностях и недугах,​ которые могут его подстерегать и о которых он ранее, возможно,​ даже не догадывался [1: 60 – 63]. С другой стороны,​ он показывает практические основания сближения психоанализа и теологии в той ее части, которая называется душепопечением. И здесь его позиция в целом схожа с точкой зрения Оскара Пфистера. Знания,​ полученные в ходе психоаналитических исследований,​ подчеркивает Мюллер - Брауншвейг,​ необходимы для правильного понимания внутренних (бессознательных) источников психических конфликтов и могут быть с успехом использованы духовником в работе с прихожанами,​ обращающимися к нему со своими душевными проблемами.  
 + 
 +Однако на пути сотрудничества психоанализа и теологии Мюллер-Брауншвейг обнаруживает целый ряд трудностей. У них совершенно разные источники:​ если теологическое знание имеет в качестве своего основного источника чувство,​ переживание человека,​ личностное начало,​ то психоанализ,​ будучи,​ по своему существу,​ естественной наукой,​ ищет каузальные связи и закономерности психологического развития человека. Трудность чисто практического свойства ​он усматривает в вопросе об образовании священнослужителя,​ который,​ вместе с тем, должен быть грамотным аналитиком. Он справедливо отмечает,​ что эта идея не может быть в большом масштабе воплощена в жизнь, поскольку для этого потребовалось бы, чтобы священник получил основательную психоаналитическую подготовку. Во многих случаях это оказывается крайне сложной задачей [1: 67]. При этом, однако,​ ничто не мешает духовному пастырю использовать в своей работе знания,​ полученные в ходе психоаналитических исследований. В дальнейшем (уже во второй половине XX века) конкретной разработкой этих вопросов будут заниматься Йозеф Рудин, Виктор Уайт, а в наше время – Ойген Древерман. ​
  
 <wrap lo>{{ :​2635.jpg?​200|}}(//​Илл.:​ Одно из важнейших сочинений Мюллера-Брауншвейга "​Отношение психоанализа к этике, религии и душепопечению"//​)</​wrap>​ <wrap lo>{{ :​2635.jpg?​200|}}(//​Илл.:​ Одно из важнейших сочинений Мюллера-Брауншвейга "​Отношение психоанализа к этике, религии и душепопечению"//​)</​wrap>​
  
-Значение трудов Мюллера-Брауншвейга,​ если оставить в стороне вопрос о сближении психоанализа и теологии,​ заключается прежде всего в том, что они способствовали развитию психоанализа как метапсихологии. К числу трудов по психоаналитической метапсихологии относятся исследования,​ выходящие за рамки чисто психологических проблем и рассматривающие психологические аспекты происхождения и развития морали,​ культуры и религии. Эти направления получили разработку в трудах непосредственных учеников Фрейда (а позже у Юнга и его последователей). Именно здесь сказались все разногласия,​ которые возникли в школе Фрейда по чисто психологическим вопросам, ​но затем стали проблемой для культурологических исследований психоаналитиков (одним из самых ярких примеров является теория «травмы рождения»,​ которую выдвинул и обосновал Отто Ранк). С другой стороны,​ метапсихология и попытки сделать психоанализ одной из наук о духе привели это психологическое движение к неоднозначным последствиям,​ поскольку здесь совершался выход за рамки той научной основы,​ которая стала фундаментом классического психоанализа,​ а сам он становился методом,​ с помощью которого можно было исследовать все, применяя к исследуемым объектам понятийный аппарат и схемы, разработанные в рамках психоаналитической теории. В итоге все это стало одним из оснований критики психоанализа в трудах ​выдающихся ​философов и историков науки XX века. ​+Значение трудов Мюллера-Брауншвейга,​ если оставить в стороне вопрос о сближении психоанализа и теологии,​ заключается прежде всего в том, что они способствовали развитию психоанализа как метапсихологии. К числу трудов по психоаналитической метапсихологии относятся исследования,​ выходящие за рамки чисто психологических проблем и рассматривающие психологические аспекты происхождения и развития морали,​ культуры и религии. Эти направления получили разработку в трудах непосредственных учеников Фрейда (а позже у Юнга и его последователей). Именно здесь сказались все разногласия,​ которые возникли в школе Фрейда по чисто психологическим вопросам, ​а затем стали проблемой для культурологических исследований психоаналитиков (одним из самых ярких примеров является теория «травмы рождения»,​ которую выдвинул и обосновал Отто Ранк). С другой стороны,​ метапсихология и попытки сделать психоанализ одной из наук о духе привели это психологическое движение к неоднозначным последствиям,​ поскольку здесь совершался выход за рамки той научной основы,​ которая стала фундаментом классического психоанализа,​ а сам он становился методом,​ с помощью которого можно было исследовать ​"​почти ​все", применяя к исследуемым объектам понятийный аппарат и схемы, разработанные в рамках ​общей ​психоаналитической теории. В итоге все это стало одним из оснований критики психоанализа в трудах философов и историков науки XX века. ​
  
 В России имя Мюллера-Брауншвейга известно лишь очень небольшому числу специалистов-психологов. Работ, посвященных анализу его концепции в целом, на данный момент нет. В России имя Мюллера-Брауншвейга известно лишь очень небольшому числу специалистов-психологов. Работ, посвященных анализу его концепции в целом, на данный момент нет.