/

Различия

Здесь показаны различия между двумя версиями данной страницы.

Ссылка на это сравнение

Предыдущая версия справа и слева Предыдущая версия
Следующая версия
Предыдущая версия
отто_ранк [2016/03/18 14:30]
david_damte [Основные сочинения]
отто_ранк [2016/08/05 14:38] (текущий)
Строка 7: Строка 7:
 ===== Вехи жизни и творчества ===== ===== Вехи жизни и творчества =====
  
-{{ :​1969.jpg?​200|}}Своими трудами Ранк внес существенный вклад в разработку основных психоаналитических понятий и проблем,​ в том числе, в развитие психоанализа культуры и религии. Опыт работы в этом направлении был обобщен в совместном сочинении Отто Ранка и Ганса Закса под названием «Значение психоанализа в науках о духе» и систематизирован в издаваемом психоаналитическим сообществом (при непосредственном участии Ранка) журнале «Имаго»,​ где впервые появились многочисленные работы по психоанализу культуры самых разных авторов (полное название этого журнала:​ "​Imago. Zeitschrift für Anwendung der Psychoanalyse auf die Natur- und Geisteswissenschaften"​. С момента своего появления и до 1928 года он имел название"​Imago. Zeitschrift für Anwendung der Psychoanalyse auf die Geisteswissenschaften"​ (здесь отсутствует приставка "​Natur"​ обозначающая естественные науки.) Издание прекратилось в 1937 году). ​+{{ :​1969.jpg?​200|}}Своими трудами Ранк внес существенный вклад в разработку основных психоаналитических понятий и проблем,​ в том числе, в развитие психоанализа культуры и религии. Опыт работы в этом направлении был обобщен в совместном сочинении Отто Ранка и Ганса Закса под названием «Значение психоанализа в науках о духе» и систематизирован в издаваемом психоаналитическим сообществом (при непосредственном участии Ранка) журнале «Имаго»,​ где впервые появились многочисленные работы по психоанализу культуры самых разных авторов (полное название этого журнала:​ "​Imago. Zeitschrift für Anwendung der Psychoanalyse auf die Natur- und Geisteswissenschaften"​. С момента своего появления и до 1928 года он выходил под ​названием "​Imago. Zeitschrift für Anwendung der Psychoanalyse auf die Geisteswissenschaften"​ (здесь отсутствует приставка "​Natur"​ обозначающая естественные науки)Издание ​журнала ​прекратилось в 1937 году). ​
  
-Отто Ранк является создателем оригинальной концепции «травмы рождения». Травма возникает вследствие отделения от матери и преодолевается человеком в ходе его культурного развития,​ хотя не полностью и не всегда успешно. В своей работе «Травма рождения» Ранк рассматривает попытки человека «примирить насильственное отделение от матери с инстинктивной тенденцией возвращения к ней» [3: 127] в мифологии (главным образом,​ в мифах о героях),​ в сказках,​ религиозных представлениях,​ художественном творчестве. Однако,​ несмотря на богатый материал,​ представленный Ранком,​ эта теория трудно согласовывалась с основами фрейдистского анализа и подверглась критике со стороны Фрейда,​ позднее став причиной одного из наиболее ​серьезных расколов в истории психоаналитического движения.+Отто Ранк является создателем оригинальной концепции «травмы рождения». Травма возникает вследствие отделения от матери и преодолевается человеком в ходе его культурного развития,​ хотя не полностью и не всегда успешно. В своей работе «Травма рождения» Ранк рассматривает попытки человека «примирить насильственное отделение от матери с инстинктивной тенденцией возвращения к ней» [3: 127] в мифологии (главным образом,​ в мифах о героях),​ в сказках,​ религиозных представлениях,​ художественном творчестве. Однако,​ несмотря на богатый материал,​ представленный Ранком,​ эта теория трудно согласовывалась с основами фрейдистского анализа и подверглась критике со стороны Фрейда,​ позднее став причиной одного из самых ​серьезных расколов в истории психоаналитического движения.
  
-Вообще,​ Ранк уделяет очень большое внимание исследованию творений человеческого духа, пытаясь обнаружить их бессознательные истоки. ​ Об этом свидетельствуют как уже упомянутые работы,​ так и другое капитальное сочинение ​Ранка ​– «Мотив инцеста в поэзии и преданиях» (объем ​почти 700 страниц!),​ где он подвергает тщательному исследованию множество памятников мировой литературы,​ начиная с самых древних и заканчивая поэтическими творениями XIX века. Здесь Ранк показывает широкую распространенность мотива инцеста,​ иллюстрируя свои идеи многочисленными примерами,​ в частности,​ взятыми из библейских текстов. Эту инцестуальную тематику Ранк начинает развивать уже в своих ранних «Психоаналитических вкладах в исследование мифов». О широкой распространенности мотива инцеста свидетельствуют и библейские тексты. Так, например,​ анализируя известную историю Адама и Евы, Ранк полагает,​ что скрытым смыслом текста является инцестуальный характер связи между Адамом и Евой. Кроме них двоих, на земле тогда еще никого не было; вопреки тому, что сообщает текст, Ева, как то и положено женщине,​ произвела Адама на свет, то есть была его матерью. Змей, таким образом,​ склоняет их к инцесту (и именно в этом Ранк видит его роль). Но миф -  именно для того, чтобы замаскировать инцест,​ - производит перестановку,​ используя типичное инфантильное представление,​ согласно которому рожать детей могут равным образом и мужчина,​ и женщина (Фрейд показал,​ что до определенного момента ребенок не понимает различия полов). Именно инцест,​ каковым был союз Адама и Евы, положивший начало человеческому роду, становится причиной наказания,​ описанного в тексте как изгнание из рая. Для того чтобы скрыть инцест,​ пишет Отто Ранк, требовалось буквально перевернуть все события с ног на голову,​ чему и служила произведенная в тексте насильственная перестановка. По существу,​ Ранк сводит этот рассказ к схеме мифов о прародителях мира: «Преступление Адама … также как и в других мифах о прародителях мира, состоит в том, что он, в нарушение заповеди,​ встал между Иеговой и Евой и вместе со своей матерью положил начало новому роду» [5: 76]. Это понимание библейского рассказа об изгнании из рая первых людей поддержали позднее в своих трудах Г. Гроддек и отчасти Л. Леви. Оба сочинения - «Мотив инцеста в поэзии и преданиях» и «Психоаналитические вклады в исследование мифов» - объединены мыслью о том, что те желания,​ в которых человек боится признаться самому себе, не могут быть выражены напрямую,​ но, как и в сновидении (аналогию мифа и сна Ранк принимал),​ выражаются в символической форме, в таком виде, который бы мог скрыть их настоящую природу,​ ведь с помощью символа можно замаскировать асоциальное «бессознательное и приспособить его (создание компромисса) к новому содержанию сознания» [1: 17].+Вообще,​ Ранк уделяет очень большое внимание исследованию творений человеческого духа, пытаясь обнаружить их бессознательные истоки. Об этом свидетельствуют как уже упомянутые работы,​ так и другое капитальный труд ​Ранка «Мотив инцеста в поэзии и преданиях» (почти 700 страниц!),​ где он подвергает тщательному исследованию множество памятников мировой литературы,​ начиная с самых древних и заканчивая поэтическими творениями XIX века. Здесь Ранк показывает широкую распространенность мотива инцеста,​ иллюстрируя свои идеи многочисленными примерами,​ в частности,​ взятыми из библейских текстов. Эту инцестуальную тематику Ранк начинает развивать уже в своих ранних «Психоаналитических вкладах в исследование мифов». О широкой распространенности мотива инцеста свидетельствуют и библейские тексты. Так, например,​ анализируя известную историю Адама и Евы, Ранк полагает,​ что скрытым смыслом текста является инцестуальный характер связи между Адамом и Евой. Кроме них двоих, на земле тогда еще никого не было; вопреки тому, что сообщает текст, Ева, как то и положено женщине,​ произвела Адама на свет, то есть была его матерью. Змей, таким образом,​ склоняет их к инцесту (и именно в этом Ранк видит его роль). Но миф -  именно для того, чтобы замаскировать инцест,​ - производит перестановку,​ используя типичное инфантильное представление,​ согласно которому рожать детей могут равным образом и мужчина,​ и женщина (Фрейд показал,​ что до определенного момента ребенок не понимает различия полов). Именно инцест,​ каковым был союз Адама и Евы, положивший начало человеческому роду, становится причиной наказания,​ описанного в тексте как изгнание из рая. Для того чтобы скрыть инцест,​ пишет Отто Ранк, требовалось буквально перевернуть все события с ног на голову,​ чему и служила произведенная в тексте насильственная перестановка. По существу,​ Ранк сводит этот рассказ к схеме мифов о прародителях мира: «Преступление Адама … также как и в других мифах о прародителях мира, состоит в том, что он, в нарушение заповеди,​ встал между Иеговой и Евой и вместе со своей матерью положил начало новому роду» [5: 76]. Это понимание библейского рассказа об изгнании из рая первых людей поддержали позднее в своих трудах Г. Гроддек и отчасти Л. Леви. Оба сочинения - «Мотив инцеста в поэзии и преданиях» и «Психоаналитические вклады в исследование мифов» - объединены мыслью о том, что те желания,​ в которых человек боится признаться самому себе, не могут быть выражены напрямую,​ но, как и в сновидении (аналогию мифа и сна Ранк принимал),​ выражаются в символической форме, в таком виде, который бы мог скрыть их настоящую природу,​ ведь с помощью символа можно замаскировать асоциальное «бессознательное и приспособить его (создание компромисса) к новому содержанию сознания» [1: 17].
  
 Ранк является создателем оригинальной концепции героического мифа, разработке которой он посвятил отдельное сочинение «Миф о рождении героя». Исследуя истории героев – Ромула,​ Геракла,​ Самсона,​ Карны, Париса,​ Персея,​ Гильгамеша,​ Кира и многих других – Ранк приходит к выводу о том, что во всех них прослеживается следующая схема повествования:​ «Герой является ребенком весьма знатных родителей;​ обычно сыном царя. Его рождению предшествуют различные трудности,​ такие как воздержание,​ долгое бесплодие,​ тайная,​ из-за внешних препятствий или запретов,​ близость родителей. До рождения героя или перед зачатием имеет место пророчество через сновидение или оракула,​ предостерегающее о нежелательности его рождения и обычно таящее угрозу для отца или лица, его представляющего. Как правило,​ младенца предают воде в корзине,​ сундуке,​ бочке. Затем его спасают животные или люди низкого происхождения (пастухи) и вскармливает звериная самка или женщина-простолюдинка. Выросший герой находит своих знатных родителей весьма разнообразными способами;​ с одной стороны,​ мстит своему отцу, а с другой — получает признание у других и, в конце концов,​ добивается высокого положения и почета» [2: 216].  Ранк является создателем оригинальной концепции героического мифа, разработке которой он посвятил отдельное сочинение «Миф о рождении героя». Исследуя истории героев – Ромула,​ Геракла,​ Самсона,​ Карны, Париса,​ Персея,​ Гильгамеша,​ Кира и многих других – Ранк приходит к выводу о том, что во всех них прослеживается следующая схема повествования:​ «Герой является ребенком весьма знатных родителей;​ обычно сыном царя. Его рождению предшествуют различные трудности,​ такие как воздержание,​ долгое бесплодие,​ тайная,​ из-за внешних препятствий или запретов,​ близость родителей. До рождения героя или перед зачатием имеет место пророчество через сновидение или оракула,​ предостерегающее о нежелательности его рождения и обычно таящее угрозу для отца или лица, его представляющего. Как правило,​ младенца предают воде в корзине,​ сундуке,​ бочке. Затем его спасают животные или люди низкого происхождения (пастухи) и вскармливает звериная самка или женщина-простолюдинка. Выросший герой находит своих знатных родителей весьма разнообразными способами;​ с одной стороны,​ мстит своему отцу, а с другой — получает признание у других и, в конце концов,​ добивается высокого положения и почета» [2: 216]. 
  
-В отличие от фрейдовской схемы отцеубийства и последующего морального и религиозного развития,​ изложенной в «Тотеме и табу», здесь нашли отражение некоторые закономерности героического мифа. Фактологический материал,​ который содержится в книге Ранка, поражает своим многообразием. Однако далее, когда Ранк переходит к психологической интерпретации основных элементов этой схемы и, в частности,​ сближает героический миф и представления людей, больных манией преследования или манией величия [2: 246], он тем самым затрагивает весьма существенные проблемы психоаналитического (шире – психологического) исследования культуры. Совершенно очевидно,​ что исследователь-психолог работает в рамках определенной традиции,​ своеобразие которой неизбежно накладывает свой отпечаток на процесс интерпретации и ее результаты. Так, на примерах многочисленных сочинений Ранка мы видим: психологическая реальность,​ которая двигает человеческий дух в направлении к его раскрытию,​ то есть к творчеству,​ к проявлению своей сути, реальность первичных детских переживаний,​ желаний,​ которые подверглись мощному вытеснению,​ но так и не были до конца «изжиты». В конченом счете, ​именно ​это сближает идеи Ранка с аналогичными построениями Фрейда,​ Абрахама,​ Гроддека и ряда других психоаналитиков «первой волны». С точки зрения истории культуры и истории религий,​ их построения кажутся весьма сомнительными,​ связаны с «психологизмом» в отрицательном смысле этого слова. Тогда в чем же заключается их ценность?​ Ответ здесь довольно прост: в раскрытии влияния бессознательных факторов (тех же, которые,​ например,​ играют роль в процессе сна) на творчество человека,​ на становление его сознания,​ в том числе, морального и религиозного. Отрицать это влияние было бы неверно,​ только его нельзя абсолютизировать и считать единственным источником вдохновения и мыслительной активности человека. С другой стороны,​ нельзя не признать,​ что своими исследованиями,​ вне зависимости от того, принимаются их результаты или нет, психоаналитики подтолкнули дискуссии в самых разных областях гуманитарных наук, тем самым способствуя их развитию. С психоаналитическими построениями можно спорить,​ но мимо них почти невозможно пройти. По крайней мере, для каждого ​вдумчивого ​исследователя они ​представляют целый ​комплекс ​проблем,​ которые нуждаются в тщательном ​анализе. +В отличие от фрейдовской схемы отцеубийства и последующего морального и религиозного развития,​ изложенной в «Тотеме и табу», здесь нашли отражение некоторые закономерности героического мифа. Фактологический материал,​ который содержится в книге Ранка, поражает своим многообразием. Однако далее, когда Ранк переходит к психологической интерпретации основных элементов этой схемы и, в частности,​ сближает героический миф и представления людей, больных манией преследования или манией величия [2: 246], он тем самым затрагивает весьма существенные проблемы психоаналитического (шире – психологического) исследования ​феноменов ​культуры. Совершенно очевидно,​ что исследователь-психолог работает в рамках определенной традиции,​ своеобразие которой неизбежно накладывает свой отпечаток на процесс интерпретации и ее результаты. Так, на примерах многочисленных сочинений Ранка мы видим: психологическая реальность,​ которая двигает человеческий дух в направлении к его раскрытию,​ то есть к творчеству,​ к проявлению своей сути, ​- это ​реальность первичных детских переживаний,​ желаний,​ которые подверглись мощному вытеснению,​ но так и не были до конца «изжиты». В конченом счете, это сближает идеи Ранка с аналогичными построениями Фрейда,​ Абрахама,​ Гроддека и ряда других психоаналитиков «первой волны». С точки зрения истории культуры и истории религий,​ их построения кажутся весьма сомнительными,​ связаны с «психологизмом» в отрицательном смысле этого слова. Тогда в чем же заключается их ценность?​ Ответ здесь довольно прост: в раскрытии влияния бессознательных факторов (тех же, которые,​ например,​ играют роль в процессе сна) на творчество человека,​ на становление его сознания,​ в том числе, морального и религиозного. Отрицать это влияние было бы неверно, ​его ​только нельзя абсолютизировать и считать единственным источником вдохновения и мыслительной активности человека. С другой стороны,​ нельзя не признать,​ что своими исследованиями,​ вне зависимости от того, принимаются их результаты или нет, психоаналитики подтолкнули дискуссии в самых разных областях гуманитарных наук, тем самым способствуя их развитию. С психоаналитическими построениями можно спорить,​ но мимо них почти невозможно пройти. По крайней мере, ​перед каждым внимательным исследователем они ставят целый ​ряд ​проблем,​ которые нуждаются в анализе.
 ===== Основные сочинения ===== ===== Основные сочинения =====
 // //