/

Различия

Здесь показаны различия между двумя версиями данной страницы.

Ссылка на это сравнение

Предыдущая версия справа и слева Предыдущая версия
Следующая версия
Предыдущая версия
теодюль_рибо [2016/08/05 14:38]
127.0.0.1 внешнее изменение
теодюль_рибо [2018/08/23 18:03] (текущий)
david_damte [Вехи жизни и творчества]
Строка 8: Строка 8:
 ===== Вехи жизни и творчества ===== ===== Вехи жизни и творчества =====
  
-{{ :​theodule_ribot.jpg?​200|}}В историю психологии Рибо вошел как один из создателей экспериментального направления,​ наряду с Вундтом,​ Жане и Джеймсом. Он исследовал феномены воли, внимания,​ памяти в их нормальных и отклоняющихся состояниях,​ изучал наследуемость душевных свойств,​ создал несколько значительных работ по истории психологии и по истории философии,​ в частности,​ по философии Шопенгауэра,​ интерес к которому возник у Рибо в связи с его собственными исследованиями психологических особенностей воли и темперамента человека.+{{ :​theodule_ribot.jpg?​200|}}В историю психологии Рибо вошел как один из создателей экспериментального направления,​ наряду с Вундтом,​ Жане и Джеймсом. Он исследовал феномены воли, внимания,​ памяти в их нормальных и отклоняющихся состояниях,​ изучал наследуемость душевных свойств,​ создал несколько значительных работ по истории психологии и по истории философии,​ в частности,​ по философии Шопенгауэра,​ интерес к которому возник у Рибо в связи с его собственными исследованиями психологических особенностей воли и темперамента человека. В психологии религии Рибо известен прежде всего как автор «Психологии чувств»
  
-В психологии религии Рибо известен прежде всего как автор работы «Психология чувств»,​ где он посвятил отдельную главу вопросу о религиозных чувствах. ​В любом религиозном веровании,​ говорит Рибо, можно выделить два элемента:​ интеллектуальный (представления об объекте верования) и эмоциональный - чувство,​ находящее свое выражение в поступках человека [1, 265]. Чувству Рибо отводит главенствующую роль в религиозном развитии,​ хотя отмечает,​ что жестко разделять два этих элемента не следует. Психолог описывает этапы эволюции религиозных представлений и чувств. К первым стадиям религиозного развития Рибо относит фетишизм,​ полидемонизм,​ натурализм вкупе с анимизмом. Объект верований на этой стадии антропоморфен. Религиозное чувство в этот период соединяет в себе 2 элемента:​ эмоцию боязни и – пока еще очень слабую – симпатию по отношению к божеству. Это чувство характеризуется строго практическим (утилитарным) характером и примыкает к инстинкту самосохранения индивида:​ оно выражается в стремлении действовать по правилу «даю, чтобы ты мне дал». В это время когда формируется принцип авторитета в первобытной общине - «начальники,​ жрецы, чародеи говорят и действуют во имя высшей власти и поддерживают социальную связь» [1, 270], - в религиозном чувстве начинает более отчетливо проявляться его социальный характер. По замечанию Рибо, «религиозное чувство имеет стремление соединять,​ группировать,​ социализировать» [1, 280]. И тут нет никакого противоречия с идеей об эгоистической составляющей религиозного чувства:​ люди объединяются для реализации своих интересов.+В любом религиозном веровании, ​полагает Рибо, можно выделить два элемента:​ интеллектуальный (представления об объекте верования) и эмоциональный - чувство,​ находящее свое выражение в поступках человека [1, 265]. Чувству Рибо отводит главенствующую роль в религиозном развитии,​ хотя отмечает,​ что жестко разделять два этих элемента не следует. Психолог описывает этапы эволюции религиозных представлений и чувств. К первым стадиям религиозного развития Рибо относит фетишизм,​ полидемонизм,​ натурализм вкупе с анимизмом. Объект верований на этой стадии антропоморфен. Религиозное чувство в этот период соединяет в себе 2 элемента:​ эмоцию боязни и – пока еще очень слабую – симпатию по отношению к божеству. Это чувство характеризуется строго практическим (утилитарным) характером и примыкает к инстинкту самосохранения индивида:​ оно выражается в стремлении действовать по правилу «даю, чтобы ты мне дал». В это время когда формируется принцип авторитета в первобытной общине - «начальники,​ жрецы, чародеи говорят и действуют во имя высшей власти и поддерживают социальную связь» [1, 270], - в религиозном чувстве начинает более отчетливо проявляться его социальный характер. По замечанию Рибо, «религиозное чувство имеет стремление соединять,​ группировать,​ социализировать» [1, 280]. И тут нет никакого противоречия с идеей об эгоистической составляющей религиозного чувства:​ люди объединяются для реализации своих интересов.
  
 Однако под влиянием интеллектуального развития,​ наблюдений и формирования представлений о космическом порядке течение религиозной жизни постепенно меняется,​ возникают боги отдельных природных стихий,​ а затем и то, что во времена Рибо называли «монолатрией» - почитание божества,​ превосходящего других,​ которые действуют под его властью и которых оно не уничтожает. Далеко не везде эти перемены происходили синхронно:​ у разных народов этот процесс совершался в разное время. И при этом он всегда сопровождался развитием религиозных чувств:​ если в первый период в целом преобладают отрицательные эмоции (выражение чувства зависимости),​ то теперь на первый план выходят чувства удивления,​ доверия,​ любви, экстаза (в частности,​ это проявляется в постепенно исчезновении кровавых жертв и уменьшении числа злых божеств) [1, 273]. С другой стороны,​ религиозное чувство постепенно соединяется с нравственным чувством,​ что также свидетельствует о достижении определенного прогресса в религиозном развитии (формируются более дифференцированные представления о загробном существовании). Изначально религиозное и нравственное чувства представляют собой отличные друг от друга формы чувств и отвечают совершенно различным по своей природе стремлениям. Третий период религиозного развития,​ по мысли Рибо, характеризуется преобладанием интеллектуального элемента,​ тогда как «застигнутая в самом источнике своем, эмоция течет тонкой струйкой и от религиозного чувства в собственном смысле слова остается неясное благоговение перед неизвестным» [1, 275]. Но даже в самых утонченных религиозных системах остается место для чувства (мистицизм). ​ Однако под влиянием интеллектуального развития,​ наблюдений и формирования представлений о космическом порядке течение религиозной жизни постепенно меняется,​ возникают боги отдельных природных стихий,​ а затем и то, что во времена Рибо называли «монолатрией» - почитание божества,​ превосходящего других,​ которые действуют под его властью и которых оно не уничтожает. Далеко не везде эти перемены происходили синхронно:​ у разных народов этот процесс совершался в разное время. И при этом он всегда сопровождался развитием религиозных чувств:​ если в первый период в целом преобладают отрицательные эмоции (выражение чувства зависимости),​ то теперь на первый план выходят чувства удивления,​ доверия,​ любви, экстаза (в частности,​ это проявляется в постепенно исчезновении кровавых жертв и уменьшении числа злых божеств) [1, 273]. С другой стороны,​ религиозное чувство постепенно соединяется с нравственным чувством,​ что также свидетельствует о достижении определенного прогресса в религиозном развитии (формируются более дифференцированные представления о загробном существовании). Изначально религиозное и нравственное чувства представляют собой отличные друг от друга формы чувств и отвечают совершенно различным по своей природе стремлениям. Третий период религиозного развития,​ по мысли Рибо, характеризуется преобладанием интеллектуального элемента,​ тогда как «застигнутая в самом источнике своем, эмоция течет тонкой струйкой и от религиозного чувства в собственном смысле слова остается неясное благоговение перед неизвестным» [1, 275]. Но даже в самых утонченных религиозных системах остается место для чувства (мистицизм). ​
Строка 16: Строка 16:
 Как психолог Рибо называет религиозное чувство полной эмоцией,​ то есть такой, которая имеет физиологические корреляты (бледность,​ пот, дрожь и др.), а, с другой стороны,​ находит выражение в выразительных движениях,​ жестах,​ актах, то есть в религиозных обрядах,​ в которых устанавливается отношение к высшим силам: если сначала обряды были прямым и непосредственным выражением религиозного чувства,​ то в дальнейшем они обретают символический характер. Иными словами,​ говоря на психологическом языке, религиозное чувство является полноценной эмоцией,​ а не производной или вариацией каких-либо других эмоциональных состояний [1, 277-278]. Интересно,​ что далее Рибо говорит и о людях, которые лишены религиозного чувства. Рибо пишет: «ни один нормальный человек,​ живущий в обществе,​ не может быть чужд религиозным идеям, игнорировать их существование,​ объект,​ значение;​ но они могут не оказывать на него никакого влияния,​ могут оставаться в его мозгу чуждой вещью, не вызывая никакого стремления,​ никакой эмоции;​ они могут быть постигнуты,​ но не прочувствованы» [1, 281]. Есть и другая крайность – патологические формы религиозного чувства,​ такие как религиозная меланхолия (человек постоянно чувствует себя виновным проклятым,​ осужденным,​ презренным),​ бред одержания бесом (демономания,​ как ее называет Рибо), экстаз (ограниченность поля сознания одним представлением,​ восторг),​ теомания (когда человек считает себя Богом или пророком (одна из форм мегаломании):​ в этом случае,​ говорит Рибо, очень сложно провести грань между основателями религий,​ реформаторами и основателями орденов и чистыми теоманами). Как психолог Рибо называет религиозное чувство полной эмоцией,​ то есть такой, которая имеет физиологические корреляты (бледность,​ пот, дрожь и др.), а, с другой стороны,​ находит выражение в выразительных движениях,​ жестах,​ актах, то есть в религиозных обрядах,​ в которых устанавливается отношение к высшим силам: если сначала обряды были прямым и непосредственным выражением религиозного чувства,​ то в дальнейшем они обретают символический характер. Иными словами,​ говоря на психологическом языке, религиозное чувство является полноценной эмоцией,​ а не производной или вариацией каких-либо других эмоциональных состояний [1, 277-278]. Интересно,​ что далее Рибо говорит и о людях, которые лишены религиозного чувства. Рибо пишет: «ни один нормальный человек,​ живущий в обществе,​ не может быть чужд религиозным идеям, игнорировать их существование,​ объект,​ значение;​ но они могут не оказывать на него никакого влияния,​ могут оставаться в его мозгу чуждой вещью, не вызывая никакого стремления,​ никакой эмоции;​ они могут быть постигнуты,​ но не прочувствованы» [1, 281]. Есть и другая крайность – патологические формы религиозного чувства,​ такие как религиозная меланхолия (человек постоянно чувствует себя виновным проклятым,​ осужденным,​ презренным),​ бред одержания бесом (демономания,​ как ее называет Рибо), экстаз (ограниченность поля сознания одним представлением,​ восторг),​ теомания (когда человек считает себя Богом или пророком (одна из форм мегаломании):​ в этом случае,​ говорит Рибо, очень сложно провести грань между основателями религий,​ реформаторами и основателями орденов и чистыми теоманами).
  
-Для своего времени система Рибо была весьма ​подробной и интересной. Многие проблемы психологии религии,​ обсуждение которых он начал как экспериментальный психолог,​ получили свою дальнейшую разработку в трудах Жане и Джеймса. В России до революции 1917 года труды Рибо были довольно широко известны и пользовались вполне заслуженным признанием. Однако ныне его психологические взгляды,​ в том числе, его психология религиозных чувств пребывает в некотором забвении.+Для своего времени система Рибо была весьма ​содержательной и интересной. Многие проблемы психологии религии,​ обсуждение которых он начал как экспериментальный психолог,​ получили свою дальнейшую разработку в трудах Жане и Джеймса. В России до революции 1917 года труды Рибо были довольно широко известны и пользовались вполне заслуженным признанием. Однако ныне его психологические взгляды,​ в том числе, его психология религиозных чувств пребывает в некотором забвении.
  
 ===== Основные сочинения ===== ===== Основные сочинения =====